Трижды Забытая Родина
Искать в
Век Приключений
Сегодня
Навигация
  •  Главная
  •  denw IL-2 Training
  •  Feokl WoW
  •  Minecraft Server
  •  Panda WoW
  •  RadioDen
  •  RadioPunk
  •  Поиск
  •  Разделы
  •  Статьи

  • Denw Minecraft
    Denw Minecraft Server Offline!

    Feokl Private Server
    Feokl Realm is Offline!

    Feokl Panda Server
    Feokl Panda is Offline!

    denw IL-2 Training
    denw Training 4.14.1m Offline!

     
    Поход Хальбрунда - часть первая
    Летопись того, как катаны появились на западе



    Страница: 1/3


    Запад

    Непросто было Хальбрунду уговорить тинг[1], отпустить его искать остров, с которого встает солнце. Двух коней, белых с коричневым и черным, отдал он Странгрду, и все равно совет не мог принять решение. Не мог тинг отпустить защитника побережья весной, ведь не зря же лазутчики предупреждали о союзе Гардарики с Изумрудным островом, не зря Видгри Модсогнир снаряжал ладьи южнее Нового Города, на острове Медведя, посреди Медвежьей Реки. Проходящие драконы видели дымы лагеря за Крылатыми Холмами, и лес мачт стоял у Канала Гребцов.
    В мае родила жена Хальбрунда сына, названного Халльярдом в честь деда, в мае привел Хальбрунд свою дружину и всех вольных, кто согласился пойти с ним на остров, с которого встает солнце. И согласился совет отпустить дракон Хальбрунда, что назывался «Рагнан» – ветер, как говорили древние, с командой из трех дюжин охотников. Но пригнал ветер пыль, поднятую копытами долгогривого коня, а когда пыль осела на старейшин, изумленно и с ожиданием недоброго смотрели они на юношу, едва ли полутора дюжин лет, которому доверили столь великую ценность.
    – Видгри идет с Гардарики… – выдохнул тот и рухнул, с треском сломав прялку старой колдуньи Галадриэль, сидящей одесную друида Маргана на совете.
    Спешно снарядил тинг Хальбрунда отстоять холодное побережье и бесплодные камни острова и укрылся в горах Старнарда, в неприступной башне Семи Ворон. И юная Савню, ученица Галадриэли, пошла с Хальбрундом, дабы дать ветер его парусам и смирить волны.
    Вся дружина поднялась на дракон Хальбрунда, и вышли они, не мешкая, оставив позади плачущих женщин и детей.
    У Синего Мыса повстречал Хальбрунд ладьи Видгри, и воскликнул он, когда сблизился с ними «Рагнан» так, что можно было докинуть топор
    – Хоть и превосходят нас численностью втрое, но все же приму я бой, ибо не могу не пойти на поиски острова, с которого встает солнце!
    Слышно было это Видгри – конунгу из Гардарики, и воздел он руки, остановив бой. Напрягая голос, перекрикнул он шум моря:
    – Гей, Хальбрунд! Ты и вправду хочешь найти затерянный остров позади земли и Ледяного Океана, с которого восходит солнце?
    – Не стану я кривить язык даже перед лицом неминуемой битвы, – ответил Хальбрунд, а все слушали, потрясая оружием.
    – Возьми меня с собой! – воскликнул Видгри, – Оставлю я свою дружину, дабы беречь берега твоего острова, а сам возьму с собой лишь тех, кто захочет.
    Восхищенный его порывом, согласился Хальбрунд, и Видгри взошел на его дракон с четырьмя дюжинами охотников. Хальбрунд пристал к берегу возле острова Три Кита и вместе с Видгри пошел к селению в сопровождении всей Гардарикской дружины. И было много шума и веселья. Даже старейшины, испуганно скрывшиеся при виде мачт нескольких ладей, вернулись к пиву и жареному мясу, превознося храбрость Хальбрунда и благородство Видгри. Недели не прошло, как вышел в пути на север дракон Хальбрунда и Видгри с командой в три дюжины охотников. Пошли с ними и юная колдунья Савню, положившая глаз на Видгри, который делал ей богатые дары и обещал жениться всю неделю прощального пира, и молодой друид Альсун. Видгри же наказал остающейся части своей дружины беречь берега острова от пришлых грабителей.
    Затих уже вдали рев огромного Прощального Рога, прощальные крики провожавших, стук мечей и топоров в щиты. Выветрился уже пивной дух, и могучие руки вздымали весла с мерным напевом, под свист ветра в снастях. Раздувался парус с красными и белыми полосами.
    Справа на горизонте белой тучкой уходила на юг и запад Норвейская Земля, когда почуял мудрый Сульдур что потеплело, и дракон быстрее проходит дневной путь. Сказал он о том вождям, и те стали спрашивать у дружины, не слышал ли кто о таком. Вспомнил юный Кирли, что в сказках о творении Мидгарда, слышанных им от старой бабки, была и такая:
    «Была у инеистого гиганта Дургуна собака. Бегала она быстрее ветра, могла догнать стрелу в полете и, схватив, принести ее хозяину. Ценил Дургун свою собаку – поил чистейшей ключевой водой из самого сердца Запредельных Льдов, кормил парной олениной, спать укладывал на мягчайшие медвежьи шкуры. Раз увидел Дургун путника на дороге, а дело было ночью, и пригласил его к себе:
    – Фривей[2] тебе, добрый путешественник. Долго ли ходил, далеко ли идешь, много ли соли съел за время пути?
    Путником тем был Локи. Прослышав о собаке Дургуна, захотел он иметь ее, или просто убить, чтобы его собака была самой быстрой. Принял он вид мирного путешественника и уже девятый раз проходил мимо дома Инеистого Гиганта. Ответил он:
    – Не сочти меня грубым, о Дургун, но придется мне ответить что, куда я иду – это мое дело, а откуда – это не твое дело. Однако готов я провести эту ночь под твоим гостеприимным кровом, хоть мы и не знакомы.
    Открыл ему дверь Дургун, усадив за стол у самого очага, налил ему коричневого пенного пива, дал жареную ногу оленя и ломоть хлеба, а сам сел напротив и тоже стал пить и есть. Любил Дургун поговорить о своей собаке, знал о том Локи и не торопил дела, да и пиво было на диво вкусным. К седьмому кувшину сказал Дургун:
    – Кабы не моя собака, не есть бы нам сейчас этого оленя. Может моя собака догнать стрелу в полете и принести ее мне. Не счесть зайцев и оленей, что нашли свой конец у меня в брюхе, пойманных этой собакой. Был бы ветер с ногами, и его бы поймала моя собака.
    Отвечал ему Локи:
    – Знал бы я, что ты кичишься своей собакой – привел бы свою, чтобы померялись они силами в беге и ловле стрел на лету, а так никто не знает, чья собака быстрей.
    И сказал Дургун:
    – Была бы здесь твоя собака, устроили бы им бега, и раз уж ее нет, то и говорить не о чем.
    – Если ты согласишься, – отвечал Локи, – свистну я, и хоть дом мой на краю света, но услышит свист моя собака и примчится ко мне в миг.
    Не лгал Локи – дом его был на краю Асгарда. Но собаки в том доме не было – взял ее Локи с собой и спрятал у дверей, так что, услышав свист, мгновенно прибежала бы она. Но не знал о том Дургун, и воскликнул он:
    – Зови свою собаку! Не верю я, что услышит она твой свист, а прибежать вмиг и подавно не сможет!
    – Не стану я звать свою собаку на ночь глядя, – ответил Локи, – ибо может она заболеть, бегая по холоду.
    – Достойна забота твоя, – сказал Дургун, –но завтра с утра, коли ты не трус и не грязный лжец, свистни свою собаку, посмотрим, сможет ли она в миг прибежать с края света!
    Уложил Дургун Локи спать на сундук в углу, и пошел к себе наверх, но окликнул его Локи.
    – Добрый хозяин не положит собаку на шкурах у камина, а гостя на сундук в углу. Хоть моя собака лучше, и все же не забываю я о собачьей жизни – спать как собака и есть как собака. Не станет моя собака жить по-человечески, ведь собака должна есть один раз в день, человек – два раза, и только боги едят три раза в день, собака спит на земле, человек на лавке, и только боги спят в Асгарде. Ничего на это не ответил Дургун, но взял шкуры и постелил гостю.
    Наутро, лишь перестали выть волки за холмом, спустился Дургун к гостю:
    – Коли не лгал ты вечером насчет своей собаки, то зови свою собаку одним свистом с края света.
    Помрачнел Локи притворно, и инеистый гигант, видя его смущение, посмеивался и продолжал:
    – Не нарушу я законов гостеприимства, но выброшу тебя за порог и велю слугам гнать тебя шесть миль палками по дороге.
    Ответил ему Локи:
    – Груб ты, хозяин, видно плохо ходила за тобой твоя бабка, и мало порол тебя вымоченными в уксусе розгами отец. Но не стану я спорить с тобой, ибо хозяин ты в своем доме.
    Обернулся Локи к дверям, набрал воздуха, так что грудь его вздулась как парус, и засвистел. Не успел еще затихнуть тот свист в потолочных балках, с которых посыпалась труха и редкие летучие мыши, и уж собака Локи стояла перед ним. Заждавшись ночью на холодных камнях, вмиг прибежала она на зов.
    Изумился Дургун – ни разу не видел он собаки, способной прибежать вмиг с края света. Изумился и захотел такую, но не показал свое желание. Локи лишь по горящим глазам, ка пающей слюне и трясущимся рукам, совершавшим хватательные движения, смог заметить нетерпеливую страсть инеистого гиганта.
    – Чего бы ты хотел за такую собаку? – спросил Дургун, мысленно подсчитывая свою сокровищницу.
    – Не нужно мне денег, – ответил Локи, – хоть и богата твоя сокровищница, много в ней злата, серебра и красивых камней, хоть и красивы твои дочери и в самой поре, хоть и есть у тебя восемнадцать лошадей, но не отдам я свою собаку. Кто поймает мне кролика на ужин, кто загонит оленя под мою стрелу, поймает ее на лету и принесет мне, кто наполнит дом повизгиванием щенков и кто будет согревать мою голову даже после своей смерти?
    Промолчал Дургун, ибо внове ему оказалось последнее предложение, но все же ответил:
    – Предложу я тебе взамен свою собаку – все это от нее получить ты сможешь…
    Обрадовался Локи, но чтобы не показать свою радость притворно нахмурился и сказал:
    – Теперь-то я готов поговорить о злате и серебре, о лошадях и о бочонке твоего пива – не гнать же вторую лошадь домой порожней!
    Нахмурился Дургун, но, слово давши, отступить не мог. Довел он Локи до окованной двери на втором поверхе и дал ему выбрать все, что тот пожелает, но чтоб в руках унести.
    Набрал Локи полные горсти сапфиров и аметистов, янтаря и жемчуга и вышел на двор. Сам хозяин навьючил одну лошадь бочонком лучшего пива, туда же ссыпал Локи полученное неправдой богатство. Вторая лошадь ждала оседланная, и к луке седла привязал вероломный Локи повод длинный, за который намеревался вести собаку. Не с добром проводил его со своего двора инеистый гигант, но и плохого сказать было ему нечего.
    Привел Локи собаку с этого побережья на запад, выстроил себе дом и держал собаку в холе и неге. Но не желала собака бегать, и озлился Локи. Воскликнул он:
    – Не хочешь быть моей, так не будешь ничьей! – и пронзил собаку копьем, изрядно попортив шкуру.
    С прибылью вышел Локи – хоть кончилось пиво и не вышла бы шапка, но остались ему и кони, и драгоценные камни. А кровь собаки побежала в море, по морю к дому гиганта Дургуна, и поздно понял инеистый гигант свою оплошность. Схватил он меч и разрубил собаку Локи на две половины. И не получил он тоже шапки.
    А кровь той собаки бежит по морю до сих пор к дому инеистого гиганта и зовется «Гольф Стрим»[3] – что значит – «Бегущая Вода», и впадает в залив с названием «Мур Ман»[4] – что значит «Смелая Собака».
    Восхитился Хальбрунд, что даже юноши из Дружины Видгри знают старые сказания, а мудрый Сульдур сказал:
    – Теперь я знаю, что теплое течение несет нас в Мур-Манский залив, в земли диких югоров и карелов. Если захотим мы наполнить там бочонки ключевой водой, то придется нам выдержать жестокую битву. Хоть и не видели здесь паруса драконов, но ненавидят их лютой ненавистью, и убить будут пытаться не в шутку.
    Ответил ему Хальбрунд:
    – И пусть! Давно уже мой меч не питался вражьей кровью!
    Чайки и крачки зареяли в воздухе, смутной полосой поднялись леса на побережье, утих ветер и весла ложились в воду с мерным плеском, подгоняя уставший дракон к берегу. Резная голова приподнялась и, качнувшись, примостилась на каменистом пляже. Дружина Хальбрунда, похватав мечи, топоры и копья, защитившись кольчугами, щитами и прочными шлемами, сошла на берег, и Видгри сказал:
    – Хальбрунд старше и опытней меня, пусть он ведет нас. И хоть моя дружина вдвое больше твоей, но все же не стану я смущать дух воинов непристойными спорами. Согласился с ним Хальбрунд и послал часть дружины Видгри на восход по побережью, сам со своей дружиной пошел на закат, и Видгри с лучшими воинами остался охранять корабль. Друид Альсун пошел с Хальбрундом, чтобы посмотреть деревья чужой стороны и собрать целебные травы, и шли они до заката, когда увидели дымы и услышали шум селения.
    Даже жители северных островов, которые не прикрывает от холодных ветров слабая поросль деревьев, были изумлены жалкими полусгнившими стенами ветхих жилищ, крытых трухлявой соломой вместо дерна, стоящими рядом с великолепной рощей корабельных сосен. Как раз на утоптанном кругу посреди деревьев стоял столб из такой сосны, вокруг него толпились жители деревни, одетые в грязную небеленую холстину и плохо выделанные, протухшие шкуры, запах которых чувствовался даже от опушки.
    Когда Хальбрунд со своей дружиной подошел ближе, в просветы между спинами и поверх голов гудящей толпы стало видно, к кому относились редкие злобные вопли, подобные крикам чаек, перекрывающим гул океана перед жестоким штормом.
    И сказал старый Сульдур:
    – Не захотел бы я быть на месте этого несчастного, привязанного к столбу резному, с фигурой старухи, с обвисшими грудями, вздутым брюхом, кривыми ногами, вывернутыми ноздрями и сучком-бородавкой на носу – единственным украшением плоского скуластого лица с косыми глазами. Коли не вор он – так не заслужил эдакой участи!
    Ответил ему Хальбрунд, прислушивающийся к его советам, как просил его Странгрд, не раз спасавшийся от неминуемой погибели, как в морских волнах, так и на суше благодаря подсказке бывалого воина:
    – Не похож одеждой своей сей муж на вора, но и воином ему не быть – не снесет он боевой кольчуги, не поднимет щита прочного, и выпадет меч из ослабевших рук на подкосившиеся ноги. Коли спасем его – погибнет от голода и жажды даже в сиих изобильных на дичь, ягоду и ручьи землю.
    – Не охотник и не воин он, – сказал мудрый Сульдур, – но может он быть великим друидом этих земель. Пусть Альсун взглянет – не его ли это леса заяц? Ведь с самой опушки подает наш друид тайные знаки, известные только друидам, но зато любой друид знает их.
    – Не друид он, – отозвался Альсун, – или в этих дальних краях друиды не помнят родства своего с природой. Ибо на тайные знаки, знакомые всем, кто близок к природе, ответа не вижу, и ждать устал.
    – Возьмем с собой его, – сказал мудрый Сульдур.
    – Зачем нам человек, ничего не смыслящий в простых вещах, как ребенок? – спросил его Альсун.
    – Коли он не друид, то что-нибудь знает и умеет, а коли не знает он того, что знаем мы, то знания его не могут не пригодиться нам.
    Долго в раздумьях смотрел Хальбрунд то на Сульдура, то на друида, поводя головой, увенчанной шлемом с крыльями хищной птицы, одевавшимся только в предвидении подвига:
    – Возьмем с собой его, – повторил Сульдур, а друид пожал плечами и отвернулся.
    – Возьмем, – согласился Хальбрунд, – никто еще не мог сказать, что я не использую удачный случай, когда он сам падает в руки, как селезень, пробитый меткой стрелой охотника.

    Восток

    В клане семьи Ляо-Гока, Мусь-миня учили, что лучшее время для тайных нелегальных операций – ночь. Черный балахон был удобен и не мешал двигаться, хотя открытыми оставались лишь глаза. Двигаться Мусь-миню мешало снаряжение, упакованное в специальные гнезда, отделения, карманы, привязанное веревочками, пристегнутое ремешками, чтобы не стеснять движения. Сенсей говорил:
    – Держи свободными руки, ибо не знаешь, когда они могут понадобиться!
    Но сейчас перед Мусь-минем лежал шест с когтистым железным крюком на конце – «Медвежья Лапа». Это было незаменимое средство, чтобы залезать на стены – в разложенном состоянии его длинна достигала десяти метров, сложенное оно было впятеро короче, и Мусь-миню ничего не оставалось, как только нести его в руках. Но и это было нелегко: «Медвежья Лапа» лежала, а Мусь-минь стоял. Наклониться ему мешал меч, плотно закрепленный на спине, чтобы не стукнуть в деревянных ножнах, которые при этом были еще и трубкой для выдувания маленьких отравленных стрелок или дыхания под водой, также в них хранилась нарисованная на тончайшей рисовой бумаге схема запора замковых ворот. Наверно не стоит упоминать о тонкой, но прочной восьмиметровой веревке, которой ножны были обмотаны, об ужасно неудобной квадратной цубе[5] меча, которая могла служить ступенькой, но при этом одним острым углом со страшной силой вонзалась в правое плечо при любом движении. Не достойна упоминания и длинная рукоять меча из целого колена бамбука, укрепле нного клинышками и обтянутая акульей кожей и два небольших лезвия внутри, и двухметровый шнур обмотки, помогающий втащить меч на стену, если он остался внизу, а ты уже наверху. От этой рукояти на затылке Мусь-миня уже была шишка, растущая при каждом шаге. Можно было не наклоняться – легкое движение ноги, и шест в руках! Правда тогда в ногу вонзалась пара кинжалов – на бедре и на голени. Кроме того, выскакивало коленное лезвие, удерживаемое мощной пружиной, а от толчка пружины срабатывала или дымовая, или слезоточивая граната, выскакивала из чехла на бедре кусари-гама[6], цепляясь тройным крюком за манрики-гусари[7], а обухом вышибая из гнезда две обоймы с сюрикенами[8]. Не верьте, что сюрикены легкие – девять сюрикенов весят пятьсот грамм, и каждый из них Мусь-минь вспоминал, когда хоть одна обойма падала ему на ногу.
    Наконец «Медвежья Лапа» оказалась в руках Мусь-миня. Это случилось на удивление просто – стоило манрики-гусари обмотаться вокруг ног, а Мусь-миню пошевелиться. Оставалось только подняться…
    Когда Мусь-минь добрался до крепости стоявшей на побережье, там было удивительно тихо, но настоящие воины не задают лишних вопросов. Стена оказалась пустяковым препятствием – стоило лишь забраться по закинутой веревке, и втянуть следом мешок со снаряжением. Сенсей говорил:
    – Не бросай веревочку – может придется на ней повеситься, но уронив гвоздь на дорогу, убегая от врага, не подбирай – враг наступит и поранится.
    Поэтому в мешке Мусь-миня лежали все бечевки, шнурки и веревки, которые входили в снаряжение, а все остальное, хитро замаскированное, украшало подходные пути – на обратном пути придется собирать и нести в клан. Мусь-минь был одет в одежду простого крестьянина, даже конусовидная соломенная шляпа была без лезвий. Он уже разработал себе легенду и пока точно следовал ей, а она его не подводила. Когда Мусь-минь вытянул мешок с веревками на стену и поднял взгляд, то увидел воина, который, опершись на копье, наблюдал за ним.
    – Помочь?
    – Нет! – испугался Мусь-минь.
    – Что простой крестьянин может делать, залезая днем на стену замка с мешком веревок? – снова спросил солдат.
    Мусь-минь был поставлен в тупик – это было именно то, что хотел сказать он, и теперь приходилось спешно изобретать другую легенду.
    – Я несу веревки на конюшню… – сказал Мусь-минь, низко кланяясь несколько раз, и быстро, незаметно оглядываясь. Он не искал путь к бегству – незачем, легенда не могла подвести. Он просто выискивал во дворе замка конюшню. Конюшни не было.… Кажется замком владел довольно бедный дайме[9]. Вторая легенда исчезла, как будто ее слизал смердящим раздвоенным языком дракон Синь-бинют. Мусь-минь трижды помянул сенсея, и к нему пришло прозрение:
    – Да пошел ты! – буркнул Мусь-минь и прошел мимо солдата к лестнице во двор, по дороге толкнув его мешком. Сзади не было слышно никаких опасных звуков, ругательства не шли в счет, и Мусь-минь понял что уловка сработала. Не зря самым опасным среди учеников считалось будить сенсея утром, если возвращался он поздно ночью от шиноби[10] Лянь-пига, благоухая его лучшим рисовым саке. Но не зря это упражнение считалось и самым полезным. Мысленно благодаря учителя, Мусь-минь подошел к воротам и удивился, с другой стороны он удивился приятно. Задание было выполнено – ворота стояли открытые. Мусь-минь вышел за ворота, оглянулся – ворота все еще были открыты, облегченно выдохнул и направился в клан, по дороге размышляя, что после сбора своего снаряжения надо будет пойти берегом моря – искупаться, и заодно отмыть все то, чем он себя загримировал под девушку.




    Следующая страница (2/3) Следующая страница


     
    Темы
  •  Все категории
  •  Карты
  •  Проза
  •  Страница
  •  Тексты

  • Последняя пятерка
  • Школьные годы чудесные [ 0 Комментарии - 153 Прочтено ]
  • Хроники конца света [ 0 Комментарии - 152 Прочтено ]
  • СС3 Космографер [ 0 Комментарии - 37606 Прочтено ]
  • СС2 Космографер [ 3 Комментарии - 38070 Прочтено ]
  • Том Картографера [ 7 Комментарии - 38002 Прочтено ]

  • [ Больше в секции новостей ]

    Шпионство

    IP
    3.235.172.123

    Мониторинг доступности сайтов и серверов Host-tracker.com Век Приключений Bascinet - реконструкция denw IL-2 Training Книготорговая Компания «А-5» - художественная, учебная литература, скидки, опт и мелкий опт, доставка, дешево, низкие цены издательства Feokl Private Server